Дети и лес


Гуляем по лесу с детьми.


Одному два, второму семь. Даня постарше, Вадик меньший. Ходили пять часов, собирали чернику, а я еще и черничный да брусничный лист, костенику, грушанку, боровую матку. Удивительно, но с детьми по лесу можно гулять бесконечно, главное, чтобы в сумочке запас булочек был :) на всякий случай, если ягодами не наедятся. Но малой даже не пикнул ни разу, ягоды искал, только мы их в банку отправляли, а он всё больше в рот :))

С детьми по лесу ходить интересно, на такие мысли наводят, что сама и не догадалась бы. Главный инсайт этого похода: ЛЕС - МОЙ ХРАМ! Здесь иконы – деревья, поклоны земле – естественные, за дарами леса, тишина – вековая, энергетика – чистая. Вдруг все пазлы жизни выстроились в единую стройную картину, так бывает, когда мысли приходят истинные, ключевые, судьбоносные. И так всё естественно и логично, просто и лаконично, что диву даешься. И весь опыт детства – походы в лес с папой, любовь к природе, уединению, деревьям, зелени, травушкам – всё встало на места. Вот мой дом, вот почему 14 лет дело жизни – «Энергия Жизни», фестиваль в лесу. Вот почему, когда плохо, в лес хочу, там кричу, очищаюсь и к жизни возвращаюсь. О боже! Спасибо! За такое откровение!!!


Вот моё предназначение: я хранительница леса, ведунья, баба-яга, для одних колдунья, а для других матушка, близкая по духу. Невозможно жить в лесу и не ведать его, а чем больше узнаёшь, тем больше срастаешься всем естеством, всей сутью своей. Невозможно жить у леса и не заинтересоваться, что за деревья и травы растут рядом? И вскоре книжное знание превращается в по-знание. С ними нужно пожить, пособирать, потрогать, почувствовать, поговорить, посадить, погладить – и всё на «ПО». Потому что ПОклониться земле-матушке, ПОмолиться и ПОблагодарить за дары. В суете невозможно этого сделать. В суете ума, конечно же… Я каждый день в лес хожу, разговариваю с травами и всё равно чувствую, что суета присутствует. С каждым разом лучше, но ещё не так, как хотелось бы. А если жить в городе да раз в полгода выбираться в природу – и сразу прочувствовать и всю мудрость леса перенять )) Это невозможно… Ты либо дитя леса и срастаешься каждой клеточкой с ним, либо просто гость. Гости не могут быть хозяевами, они просто приходят и уходят, а кто-то здесь всегда, хранит, бережёт и ждёт.


Идём мы с детками и вдруг слышим тяжёлые шаги, нет-нет, не медведя, скорее, медведицы в человеческом обличии. Идёт одна, вторая за ней и маленькие медвежата-дети следом. Идут, тяжело дышат, почва под ними точно проваливается, трава приминается, солнце прячется. Нам захотелось подальше от них уйти, от громких разговоров и окриков на детей – какая уж ту медитация. Тут не сдержалась я и Дане объяснять стала:

- Видишь, малыш, как важно в лесу тихо разговаривать и вести себя скромно?

Он кивнул понимающе и тяжело вздохнул. Только пробурчал под нос:

- Всех зверей так распугают.

- Да, ты правильно мыслишь, - подхватила я диалог, – Вот если бы к тебе домой пришли звери и начали кричать, как бы ты на них отреагировал?

- Да я бы точно их выгнал!

Смотрим, а женщины-медведицы уже куда-то растворились. Мы все отметили, что хорошо стало сразу.

Ягод словно прибавилось, и мы продолжили радостно их собирать, изредка перекидываясь словами. Даня заметно тише и реже стал разговаривать сам, хотя его привычный тембр речи выше среднего. Он часто повторяет одну и ту же фразу, словно не уверен, что его услышали с первого раза. Он много времени проводит в садике и, видимо, не привык, что его могут услышать сразу, с первой попытки, и никого не нужно перекрикивать. Мы шли всё глубже в чащу леса, и так хорошо становилось от того, что постройки скрываются за кроной деревьев и вокруг только птички поют. Вдруг Даня спросил:

- А что вы сейчас собираете, тётя Таня?

- Я собираю травки полезные, - и начала перечислять, что именно и зачем.

- А откуда вы столько знаете?

А на этот вопрос я уже не знала, как ответить, он застал меня врасплох. Ну не буду же я семилетнему мальчишке рассказывать всю свою автобиографию, где, когда и у кого училась… Единственное, что придумалось и показалось уместным:

– Меня папа всему научил.

Этим ответом я вполне была довольна и добавила вдогонку:

– Очень важно слушать родителей, что они нам говорят и какие знания передают, потому что самое ценное нам дают именно они.


Но я и не подозревала, что этот ответ унесёт меня воспоминаниями в далёкое детство. Когда папа и правда водил меня по лесу, мы собирали ягоды и грибы. Мы часто видели следы медведя и других животных. Папа – настоящий чемпион по сбору грибов, он словно видел их невидимым взором, а я научилась быстрее всех в семье собирать ягоды, в этом деле меня никто не мог опередить. Так как выше никто не мог взобраться на дерево…


По телу пробежала волна мурашек: эти минуты детства столь трепетны и ценны, ведь именно они заложили фундамент жизни, моего духовного пути и самосовершенствования. Но самое важное, что эти походы с папой в лес дали мне прикладные навыки выживания в любых погодных и походных условиях Урала. На этих базовых инстинктах построена вся дальнейшая надстройка жизни: единение с природой, умение её чувствовать, читать, слышать и слушать, карабкаться по деревьям и не бояться высоты, дышать полной грудью, стоя на ветке, которая может вот-вот обломиться, суметь сгруппироваться при падении, как обезьяна. Я помню всю гамму чувств и ощущений в том лесу детства, как мы прислушивались к каждому шороху, ведь в том лесу реально жили медведи, и папа встречался с ними. Собирая малину мы знали, что по другую сторону куста может оказаться косолапый, и оставляли часть малины ему, чтобы не наглеть и чтоб ему было что покушать. Выходит, папа – мой первый духовный наставник. Я никогда не думала об этом с такого ракурса. Как здорово, когда есть папа! И не такой, что «насолил» и в кусты, а такой, что может всегда за тебя постоять и руку помощи протянуть, и опорой быть! Дымка воспоминаний утянула меня в глубокий транс и я не заметила, как набрала полную банку черники.


Поход подходил к концу, малой спал в коляске, и мы направились к тропе, ведущей в деревню. Неожиданно для себя мы встретили бабушку, поздоровались вежливо, а она как закричит:

– Ещё и с коляской тут по лесу ходят!

В этом крике прозвучало: «Ходят тут всякие, чернику мою трогают!» Она грозно посмотрела на наши полные банки чёрных ягод… Почему-то меня это ничуть не удивило, Даня тяжело вздохнул, словно понимая, какое глубокое невежество царит в этой женщине. Из леса он вышел другой, словно повзрослевший, мудрый и понимающий главное правило леса: Лес – это дом для животных, и вести себя в этом доме нужно тихо!